Что написано пером, того не вырубишь топором

Когда-то я с укоризной спросил друга, не стыдно ли ему читать электронные (ни разу не купленные им) книги. Тогда я получил замечательный ответ. Суть его сводилась к тому, что бумажные книги от этого печатать не перестанут, а доля таких читающих с экрана откровенно незначительна. С тех про прошло некоторое время, читающих с экрана немного прибавилось, как прибавилось и экранов. Но это присказка всё была, а сказка о том, что прочитал я заметку пера Светланы Бобровской о цене и ценности печатного слова. Заметка написана немного в духе «Как страшно жить…», всё как-то демонизировано. Очевидно, книга «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери произвела на Светлану очень сильное впечатление. Или это был такой впечатляющий фильм. Хотел оставить комментарий прямо на её красивенном сайте, но уж очень получался объёмный, поэтому пишу здесь. Светлана, поднимая тему обратной стороны непечатного (в хорошем смысле) слова, умудрилась в одну кучку сложить разные проблемы и связать их с электронными книгами. Итак, давайте по-порядку.

История легко переписывается

На любом носителе. И об этом Светлане говорят в комментариях. Но эта лёгкость совсем не означает безвозвратную потерю старых версий именно электронных книг. Очень показателен в этом плане грустно-анекдотический случай с книгой Владимира Шахиджаняна «1001 вопрос про ЭТО». Одно из первых изданий этой книги разошлось по интернету. Читатели этого издания до сих пор дают автору обратную связь! А ведь книга уже переиздавалась много раз, и эти бесконечные замечания и предложения уже давным-давно учтены. А если речь всё же об исторической науке, то оцифровка исторических документов, старых книг и газет — чуть ли не единственный способ их сохранить и нормально работать с ними.

Снижается качество обучения

Но уж никак не по причине появления электронных источников, а по причине отсутствия у студентов желания учиться. Я учился в университете не так давно, и на любую тему библиограф в библиотеке выносила гору книг! При наличии нескольких извилин и нескольких часов времени можно было написать превосходнейший уникальный реферат. Зачем? Можно же в интернете взять готовый. К сожалению, у подавляющего большинства студентов сейчас нет задачи научиться, но есть задача сдать. И получить диплом. А лучше два. Или три. Наличие высшего образования стало самоценным, а его содержание — вторичным. Всеобщая доступность, хитровыдуманные льготы при поступлении, а также ориентация на обладание документом привели к гиперинфляции образования. Становится нормой следующая ситуация: для работы в научно-производственной сфере преподавателями рекомендуется не более десятка студентов с потока (человек сто), реально работать в этой сфере из них могут лишь один ли двое. Сделайте паузу, оцените «масштаб трагедии».

Информация становится незащищенной от исчезновения

Весьма забавный тезис, не относящийся именно к электронным книгам, но скорее к источникам информации вообще. Если говорить об относительно мирном времени, то хочется посоветовать Светлане попробовать «удалить из интернета» хоть что-нибудь. То есть удалить совсем, полностью, под корень, чтоб трава не росла. Или для начала поинтересоваться чужими «успехами» такой деятельности. Даже ярчайшие представители современной писательской братии сталкиваются с невозможностью оградить нас от бесплатного доступа к бесценным плодам их интеллектуалетного труда. Очень надеюсь, что про интернет всё понятно. Теперь про апокалипсис, а значит, и про автономные электронные книги. Неужели только мне известно, что современные устройства потребительского класса могут гарантированно хранить данные лет десять. Без энергии. Да, та самая флешечка! А то, что энергия из возобновляемых источников может быть получена без каких-либо серьёзных проблем: ветряки, солнечные батареи, водяные мельницы? Даже после масштабных боевых действий собрать из мусора первое и третье — дело техники.

Бессистемность как новая норма образования

А здесь затрагивается совершенно другая проблема. Бессистемность образования идёт сверху. Вместе со многими другими нормами. Назначение образования — подготовка рабочей силы для производства, науки, обслуживания, любой другой отрасли. Надеюсь, что эта истина не вызывает ни у кого сомнений. А есть ли у нас какие-то глобальные планы в области производства, науки, обслуживания, любой другой области? Стратегия развития? Общие, научно обоснованные подходы? Я спрашиваю не о пропаганде и декларациях, а о реальных вещах, реальных планах на будущее, об ответе на вопрос «какую страну мы строим?». Кроме того, современное образование чрезвычайно однобоко ориентировано на факты, а способность запоминать факты разнится от человека к человеку. При этом учебный процесс устраняется от главного: зачем все эти факты и что с ними делать. В этом извращении единственно заключается системность нашего современного образования.

В комментариях к заметке Светланы Бобровской зашла речь об идеологии. Думаю, очень уместно будет внести ясность по этому вопросу. В настоящее время у нас господствует идеология наживы. Например, эта идеология заставляет каждый год переписывать под благовидными предлогами учебные программы и писать (и продавать!) под неё новые учебники. Какая тут может быть системность? Именно эта идеология делает коррупцию чуть ли не единственным реальным механизмом регулирования.

В заключении хочется привести цитату из классики:

И, боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет.

— Гм... Да ведь других нет?

— Вот никаких и не читайте.

И заметок по мотивам тяжёлых философских произведений перед обедом тоже не читайте. Будьте здоровы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *